пятница, 24 апреля 2009 г.

Афганистан

Таможня проходится легко, фотографируюсь рядом с табличкой Welcome to Afganistan. около моста по которому советские войска уходили отсюда.

Какой-то человек в форме оплачивает такси до Мазар-Шарифа (около 2 долларов за одного - 70 км). Едем по пустыне. По русски почти никто не понимает, и мне повезло, что в машине один мужик, с которым я переходил таможню, знает процентов 10-15 русский (тут люди часто исчесляют свои знания в процентах).

В Мазаре я остаюсь один. Ищу как поменять узбекские деньги. Я смог найти курс 25 афгани за 1000 сум. Когда останавливаюсь и начинаю спрашивать что-то собирается толпа слушателей которая меня не понимает.

Солнце печет сильнее, раньше так небыло.

Гуляю вокруг священной мечети с примерным названием Мавзити Хизмати Али.

Вокруг нее что-то вроде парка, где люди отдыхают сидя и лежа на скамейках, земле и тротуаре. У одного из ментов сигареты попахивают марихуаной.

Ещу тут очень популярно разукрашивать и делать всякие узоры из металла на грузовых машинах - выглядит как елка на новый год.

Интернет стоит где-то 60 афгани, там ребята знают английский, а один из них собирается через год поехать в Германию учится.

Женщин на улице много, не смотря на то, что говорила подруга Лукаша. Большинство ходит закрытыми как в фильме Белое солнце пустыни. Степень закрытости зависит от того как скажут в семье. Можно вообще с непокрытой головой ходить. Но это в городе.

Посольства обнесены колючей проволкой, а у входа, где дежурят милиционеры, барикады из мешков с песком. Милиция ходит с автоматами.

В поисках Пакистанского консульства знакомлюсь с людьми. Один мужик по имени Sheweli приглашает меня быть его гостем. Он и еще пару его друзей неплохо говорят по русски, но всеже многие слова не понимают.

Кушаем, пьем чай и опять кушаем, захожим в сященное место. На входе все снимают обувь, как в гардеробе. Иногда Шевели просит меня повторить какие-то слова, потом говорит, что он меня почти мусульманином сделал или еще что-то в этом роде. Когда я ему часто говорю, что это грех принуждать он смеется и говорит: так говорить нельзя. Иногда, когда он меня этим задалбывает, он говорит что шутит.

Вечером специально для меня принесли компьютер, зачем не знаю). Опять кушали и пили чай, уже с трудом).

Мне принесли афганскую одежду, но я сказал, что одену потом.

Сейчас вспомнил, что один водитель еще в Узбекистане говорил, что слово талиб переводится как студент. Талибы - это студенты и школьники, которые встали против власти.

Тут и не только тут все советуют в Кандагар не ехать и на северо-восток тоже не советуют. Правда так все говорили и про Казахстан и Узбекистан, и Афганистан.

И еще мужики тут ходят в туалет сидя, но я пока так не делал))).


Комментариев нет:

Отправить комментарий